Акции, Новости, Ошибки Дептранса
Подпиши Ликсутова – в отставку!
Петиция к Путину
Дептранс, Новости
Резиденты победили «кресты»
отдельная парковка и право стоять под "крестом".

Новое о штрафах и камерах

Говорит Москва — интервью с руководителем ситуационного центра организации дорожного движения (ЦОДД) Александром Евсиным.

Программа Алексея Гудошникова (16+)

А.ГУДОШНИКОВ: 18 часов 6 минут. Среда, сентябрь, день седьмой. В студии Алексей Гудошников. Всем здравствуйте! 4 балла — пробки в Москве. Кстати, Ленинградка ужасная. Слушайте, она не едет в город, она просто встала в пробке. От Боровки до Калужки внешняя сторона МКАД — сплошная пробка стоит. От Звенигородки и до Волоколамки — тоже пробка. И от Ленинградки до Волоколамки, это уже по внешней стороне, — пробка стоит. А вообще хорошо — 4 балла.

И все, все, все ваши нарушения в эти 4 балла фиксируют камеры дорожные. И сегодня у меня в гостях начальник Ситуационного центра, замруководителя Центра организации дорожного движения Правительства Москвы Александр Евсин. Александр, здравствуйте.

А.ЕВСИН: Здравствуйте.

А.ГУДОШНИКОВ: И говорить мы будем как раз таки о камерах тех самых, которые нам штрафы присылают — иногда справедливо, а иногда несправедливо. И нас, конечно, интересуют несправедливые моменты, эти новости, которые действительно пошумели в информпространстве. «Водителя оштрафовали за то, что его тень пересекла сплошную». Мы, кстати, эту новость делали, очень много людей её посмотрели. «Водитель получил штраф из-за бликов фар на дороге». А если посмотреть дальше, не только в Москве (но об этом мы говорить не будем), всякие разные происходят события: и газель, которая едет 233 километра в час, и всё что угодно. Почему это происходит в Москве конкретно? Как так — штраф за блик фар?

А.ЕВСИН: Ну, этот вопрос «почему?» относится к вопросу о несовершенстве мира. Потому что не всё, видимо, идеально вообще в мире. В данном случае это получилось по двум причинам. Первая — некорректная работа алгоритма цифрового зрения, который зашит в программное обеспечение камеры и который при сочетании редких условий (для этого необходим определённый ракурс наблюдения, определённая погода и определённое положение солнца) мог выдавать такие ошибочные штрафы. И плюс не сработала вторая линия контроля, вернее, это даже основная линия контроля — специалисты ЦАФАП.

А.ГУДОШНИКОВ: А что это?

А.ЕВСИН: ЦАФАП — это Центр автоматической фиксации административных правонарушений. По идее, все постановления об административных правонарушениях выписываются не камерой, а конкретным инспектором. То есть камера формирует материал, он рассматривается инспектором — и, соответственно, после этого выписывается штраф.

А.ГУДОШНИКОВ: Александр, из тех слов, которые вы сказали… Я понимаю, специальные и так далее. Вот что я вижу? Камера работает не всегда хорошо, потому что иногда погода не позволяет работать камере хорошо.

А.ЕВСИН: Алексей, сейчас вы как бы обобщаете всё это дело.

А.ГУДОШНИКОВ: Ну да, я пытаюсь. Мне хочется понять.

А.ЕВСИН: Вы пытаетесь обобщать, а не нужно обобщать, потому что уже это не происходит. Как только выявились первые жалобы… Вы даже можете посмотреть по тем снимкам, которые попали в поле зрения общественности. Более того, почему они набрали такую популярность и вызвали такой ажиотаж и даже скандальность? Потому что они в каком-то смысле курьёзные, то есть абсурдные: тень пересекла разметку, и за это выписали штраф. Это действительно очень редкое сочетание. По нашим оценкам и вообще проведённой проверке, процент ошибок во всём потоке выписанных штрафов — примерно 0,001%. Это очень и очень мало.

А.ГУДОШНИКОВ: Одна тысячная — я понимаю, очень мало. Но всё-таки есть человек, который попадает в эту одну тысячную. И есть новость, посвящённая этому. А этот процент так и будет на уровне одной тысячной или когда-нибудь, в какое-то ближайшее время можно будет сказать: «Всё, теперь вообще никаких погрешностей не будет»? Или мы всегда учитываем, что техника иногда…

А.ЕВСИН: Мы всегда должны исходить из того, что ошибки могут быть. И помимо, естественно, наращивания совершенства алгоритмов, мы всегда должны развивать и систему контроля (потому что, я подчёркиваю, это выписывает инспектор в конечном итоге), и плюс, естественно, систему обжалования, которая должна упроститься. И даже если человеку, как бы сказать, не повезло, то это обжалование не должно превращаться в какую-то большую проблему. Он должен быстро это обжаловать и не терять на этом много времени.

А.ГУДОШНИКОВ: Мне всегда выписывает один и тот же инспектор штрафы за мои превышения, когда они были. Сейчас я научился ездить без них. Вот, пожалуйста: «В ГИБДД череду странных штрафов объяснили нехваткой кадров». Говорят: «Не хватает нам сотрудников для обработки данных, надо больше сотрудников». А где их взять?

А.ЕВСИН: Ну, взять их, наверное, можно в нашем народе. Проблема в том, что действительно у нас, несмотря на то, что вроде бы правовая дисциплина действительно значительно выросла, вы видим на дорогах значительно более упорядоченное движение, люди практически не нарушают уже часто режима выделенной полосы. К примеру, даже в субботу или воскресенье, когда можно, в принципе, ехать, они уже по привычке едут там, где нужно.

А.ГУДОШНИКОВ: Есть такая история про блох, которых в банках содержат определённый момент, а потом снимают крышку — и они выше крышки не прыгают.

А.ЕВСИН: Я думаю, люди поумнее, чем блохи.

А.ГУДОШНИКОВ: Но не едут почему-то туда.

А.ЕВСИН: Естественно, в поведении человека есть две составляющие. Первая — интеллект. Вторая — всё-таки рефлексы. Рефлексы у нас всех тоже есть. Мы всё-таки делаем ставку на интеллект. То есть люди должны понимать, что, нарушая правила, они не только нарушают законодательство, что само по себе как бы абстрактное понятие. Каждое нарушение законодательства — это угроза безопасности либо создание неудобств для окружающих.

А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Вот о праве выделенки вы заговорили. А почему в субботу их не сделать свободными для проезда?

А.ЕВСИН: Потому что анализ движения показал, что у нас…

А.ГУДОШНИКОВ: В субботу, насколько я понимаю, запрещён проезд по ним. Или разрешён?

А.ЕВСИН: Нет, в субботу можно проезжать.

А.ГУДОШНИКОВ: А, всё-таки можно? Всё-всё-всё. Просто почему-то мне казалось, что в субботу нельзя.

А.ЕВСИН: Это парковка, видимо.

А.ГУДОШНИКОВ: Парковка. Да, это другой вопрос тогда. Хорошо. Вот человек говорит… Например, мы едем по дороге, стоит техника какая-то (бывает такое, у нас дороги ремонтируют), и нужно пересечь сплошную, а то и двойную сплошную, а камера-то фиксирует. Вот что с этим? Как быть?

А.ЕВСИН: Однозначно уже на существующих технологиях это, безусловно, сразу же должно отсекаться на этапе контроля инспектором, который сидит в ЦАФАП. Это может быть и инспектор ГИБДД, и инспектор МАДИ — в зависимости от степени правонарушения.

А.ГУДОШНИКОВ: Я прошу прощения, что перебиваю. Вот слушатели говорят, что не всегда такое происходит, и они получают штрафы иногда.

А.ЕВСИН: Бывает. Это связано с тем, что очень большой поток штрафов. Вы ранее сказали, что жалуется ЦАФАП на недостаток людей. Действительно там очень большой поток штрафов. Мы же начали с чего? Что дисциплина вроде бы выросла, но всё равно поток штрафов действительно очень большой. Поэтому нагрузка на этих инспекторов очень немаленькая. И, работая с достаточно однообразной информацией, они иногда действительно могут пропускать. Причём необходимо понимать, почему это происходит. Потому что в целях борьбы с коррупцией, чтобы инспектор не сел на камеру и начал там своих знакомых, к примеру, избирать и браковать…

А.ГУДОШНИКОВ: Вот! И некоторые говорят, что почему-то с некоторыми водителями вообще ничего не происходит, на какой бы скорости и как бы они ни двигались.

А.ЕВСИН: Это совершенно неправда. То есть этого не может быть, потому что не может быть никогда. Есть специальные…

А.ГУДОШНИКОВ: Ну, легенды ходят в народе.

А.ЕВСИН: Легенды ходят по очень большому количеству… Я вот был, к примеру, на Истре, и там ходит легенда о Чёрном сёрфере. Его никто не видел, но все о нём рассказывают каждый вечер.

А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Ну а здесь-то они откуда берутся? Я привык как журналист… Сначала есть не легенда, так скажем, а некий слух. И этот слух может превратиться в новость. А может и не превратиться. Всё-таки бывает такое или нет, чтобы кто-то где-то помогал своим товарищам, знакомым и, например, их штрафы из базы выбивал?

А.ЕВСИН: Смотрите, теоретически можно рассмотреть всё. И, безусловно, это рассматривается, но это называется «модель угрозы». Естественно, рассматриваются такие модели. И сделаны все средства для того, чтобы штрафы не выписывались только специальным автомобилям, внесённым в специальный реестр по конкретным причинам. К примеру, не должны выписываться штрафы такси, которые двигаются по выделенным полосам (если они легальные такси, естественно). Глупо выписывать штрафы автобусам, которые движутся по выделенной полосе, потому что она для них и предназначена. Есть ряд машин спецслужб, к примеру. На это всё особенные разрешения, которые контролируются строжайшим образом. И совершенно невозможно туда внедрение со стороны.

А.ГУДОШНИКОВ: Я вот чего не понимаю сейчас сам для себя? Смотрите, сейчас уже не хватает у нас инспектором ЦАФАП. Их уже не хватает. При этом идут разговоры о том, что камеры будут появляться, появляться, будут камеры, которые фиксирует заезд за стоп-линию — то есть их будет ещё больше. То есть процент ошибок повысится? Надо же в чём-то нам тогда остановиться?

А.ЕВСИН: Во-первых, очень правильная мысль и даже интересная. Дело в том, что, во-первых, их можно приоритизировать по степени грубости и опасности для общества. Поэтому даже если что-то не всё будет обрабатываться, в первую очередь надо на опасные правонарушения выписывать штрафы, а во вторую очередь — менее серьёзные.

А.ГУДОШНИКОВ: Нет, это я понимаю. Вот смотрите, у нас уже не хватает людей на те камеры, которые есть. А в планах ещё больше камер поставить.

А.ЕВСИН: Я объясню такую закономерность. Дело в том, что люди нарушают, потому что, скажем так, есть места, где ещё можно нарушать, без камер. Если это пространство закрывается, люди совершенно точно начинают более внимательно относиться ко всему.

А.ГУДОШНИКОВ: Это со временем — пока первый штраф оттуда не получишь и не поймёшь, что там новая камера.

А.ЕВСИН: Да, обычно это может быть связано с тем, что на первом этапе (и у нас так всегда было) при установке камеры сначала у неё прямо некий пик правонарушений, потому что люди не видят её, не знают ещё, не привыкли и по привычке ездят либо с превышением скорости, либо пересекают выделенную полосу. Когда они запомнили, что там камера, то там уже никто не нарушает. Сейчас камер достаточно много в Москве, их около 900 штук, но тем не менее это явно не сплошное покрытие города. Поэтому люди, передвигаясь по своим районам, они хорошо знают расположение камер, а выезжая куда-то в другие места, они могут каким-то образом превысить и нарушить.

А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо, но вот сейчас… Я просто напоминаю, что у меня в гостях начальник Ситуационного центра и замруководителя Центра организации дорожного движения Правительства Москвы Александр Евсин. Мы говорим о камерах, которые иногда выписывают неправильные штрафы, неуместные абсолютно. И всё-таки, может быть, тогда пока от расширения, точнее от увеличения количества камер отказаться, поскольку нет сотрудников?

А.ЕВСИН: Вы знаете, у нас камеры ставятся в основном по двум причинам. Очаг аварийности — то есть люди, к примеру, хронически превышают скорость, и необходимо там каким-то образом навести порядок. И второе — для обеспечения режима выделенной полосы. У нас, вы не поверите, достаточно много жалоб идёт от пассажиров наземного транспорта и активистов, которые просто просят и умоляют поставить камеры на выделенной полосе, потому что…

А.ГУДОШНИКОВ: А откуда берутся эти активисты, мне интересно всегда было?

А.ЕВСИН: Они вокруг нас, Алексей.

А.ГУДОШНИКОВ: Общественные слушания где-то прошли? Это когда где-то во дворе собрались и обсудили?

А.ЕВСИН: Нет. Я вам могу прямо сейчас показать, к примеру, твит обычного человека совершенно.

А.ГУДОШНИКОВ: То есть пишут, требуют?

А.ЕВСИН: Пишут. К примеру, вот на Можайском шоссе один из пользователей социальных сетей выразил своё очень серьёзное возмущение тем, что по утрам в час пик выделенная полоса не очень хорошо работает. Мы сейчас в настоящее время изучаем там обстановку и постараемся, естественно, навести там порядок.

А.ГУДОШНИКОВ: 41-й говорит: «Получается, что презумпция невиновности не работает. Я трачу время, деньги, чтобы опротестовать решение несправедливое. Может быть, кого-то нужно за это наказывать?» И тут же 23-й добавляет: «Несут ли инспекторы ЦАФАП ответственность за неправильные штрафы»?

А.ЕВСИН: Безусловно, несут.

А.ГУДОШНИКОВ: Какую?

А.ЕВСИН: Дисциплинарную в первую очередь. Дисциплинарная ответственность — это сначала выговор, а это несёт в том числе и финансовые потери для них. Потом заканчивается обычно НСС (неполным служебным соответствием), а после этого человек увольняется.

А.ГУДОШНИКОВ: А сколько он должен выписать неправильных штрафов, чтобы его уволили?

А.ЕВСИН: Я не знаю, потому что это структура не ЦОДД конкретно. Но понятно, что за один штраф человек, который проверяет по тысяче с лишним штрафов в день… Ну, есть какой-то разумный уровень ошибок, которые он может допускать. Поэтому необходимо понимать, что сидят люди, работают, и работают серьёзно и ответственно. Но жизнь такова, что не ошибается тот, кто ничего не делает. Если бы мы ничего не делали, то, наверное, и ошибок бы не было. Наша задача — систему таким образом выстроить, чтобы… Ну, значит, сделать ещё один режим контроля.

А.ГУДОШНИКОВ: Слушатель говорит: «Я сто раз говорил про 32-й километр МКАД, а мою заявку даже не рассматривали».

А.ЕВСИН: Я совершенно не знаю, во-первых, кому говорил этот человек.

А.ГУДОШНИКОВ: Вот вам сейчас говорит. Будете рассматривать или нет, будете брать?

А.ЕВСИН: Алексей, он сказал, что какие-то проблемы на 132-м километре…

А.ГУДОШНИКОВ: На 32-м. 132-го нет.

А.ЕВСИН: Такого нет вообще, да. На 32-м километре МКАД. Ну, я посмотрю, что там творится, и, конечно, мы попытаемся это исправить.

А.ГУДОШНИКОВ: Вот оно, народовластие в деле! «Я проезжаю больше сотни километров в день, но на одном километре случайно превысил», — пишет Алексей Фрей. Ну, превысил и превысил. «Сколько денег камеры приносят в бюджет Москвы? Как они используются?» — говорит Константин. Вы можете дать такую информацию?

А.ЕВСИН: Я знаю общий порядок цифр, он даже озвучивался. Это 7 с лишним миллиардов в год. Это достаточно большая цифра. И они все идут, естественно, в бюджет. Дальше бюджет делится Правительством так, как считается нужным.

А.ГУДОШНИКОВ: Юрий говорит: «Пусть ЦОДД не инспекторов штрафует (себе в карман), а выплачивает компенсации автовладельцам. Вот тогда они будут по-другому относиться».

А.ЕВСИН: Вы знаете, во-первых, законодательство не позволяет пока этого делать. А все учреждения Правительства Москвы, в том числе государственные инспекции, федеральные либо московские, — они работают на основании законодательства. И выплатить просто так они не имеют права. Между тем, я лично нахожу эту идею неплохой. И если бы такой был закон принят…

А.ГУДОШНИКОВ: А кем должен быть принят этот закон?

А.ЕВСИН: Видимо, теми депутатами, которые сейчас вместо того, чтобы…

А.ГУДОШНИКОВ: Это должен быть федеральный закон?

А.ЕВСИН: Конечно. А как ещё?

А.ГУДОШНИКОВ: Федеральный должен быть. То есть вы это исправить не можете, я правильно понимаю?

А.ЕВСИН: Да.

А.ГУДОШНИКОВ: «Ехал по МКАД, ребёнок захотел в туалет, заехал на обочину. Пришёл штраф», — пишет Макс.

А.ЕВСИН: Смотрите, действительно выезд на обочину с целью остановки, в принципе, по совершенно любой проблеме — необходимо ребёнка сводить в туалет, машина сломалась, как-то плохо стало, просто решил отдохнуть, — если не стоит запрещающих знаков, он разрешён. Сам по себе выезд на обочину не является нарушением. Поэтому, если машина остановилась, а потом дальше поехала… Я в точности сейчас не могу сказать, учитывает ли это алгоритм, но, конечно же, должно быть, что остановилась машина. Если зафиксирована остановка автомобиля, а потом продолжение движения, то это не должно считаться нарушением.

А.ГУДОШНИКОВ: «У меня есть лицензия такси. Пришло два штрафа за выделенку, — пишет 9-й. — Писал и в ЦАФАП, и в ГИБДД с протестами. Прошло полгода, до сих пор тишина. Что за политика такая?»

А.ЕВСИН: Тут вопрос к легальности получения этого разрешения. Я, к сожалению, темой такси не занимаюсь. Могу просто объяснить, каким образом это работает. Когда люди получают разрешение на таксомоторную деятельность, их номер заносится в этот реестр легальных такси — и, соответственно, камеры их не штрафуют.

А.ГУДОШНИКОВ: То есть ошибки быть не может здесь? Или может?

А.ЕВСИН: Теоретически, конечно, может. На сайте Департамента транспорта есть специальный реестр, в котором можно проверить…

А.ГУДОШНИКОВ: Да? Скажите, кстати, людям. Может быть, они и не знают.

А.ЕВСИН: Есть сайт transport.mos.ru, и там есть раздел, посвящённый такси. И там можно найти такую информацию.

А.ГУДОШНИКОВ: То есть посмотреть свои номера.

А.ЕВСИН: Да. То есть, видимо, надо убедиться, что всё правильно, что всё внесено и прочее.

А.ГУДОШНИКОВ: 23-й продолжает тему вины и того, кто отвечает за ошибки: «Почему за ошибки инспекторов расплачиваемся мы? Почему мы доказываем свою невиновность, а не наоборот, как должно быть по закону?» Презумпция невиновности.

А.ЕВСИН: Понимаете, ошибка на то и ошибка, что она возникает не из-за того, что человека решили унизить и усложнить его жизнь, а потому что по ряду обстоятельств было принято неверное решение. Поэтому это вообще к вопросу презумпции невиновности не имеет никакого отношения. Как раз когда инспекция увидела жалобы людей, жалобы граждан, увидела, что это действительно абсурдные обвинения, немедленно было остановлено вообще вынесение постановлений по этим типам нарушения и началась серьёзнейшая проверка как технических средств, так и административной составляющей этого процесса.

А.ГУДОШНИКОВ: В начале программы вы сказали, что процент ошибок составляет 0,001%.

А.ЕВСИН: 0,001%.

А.ГУДОШНИКОВ: А в цифрах это сколько? Сколько человек пострадали? 100, 200, 300?

А.ЕВСИН: Смотрите, мы сделали такую прикидку, сколько нам… Во-первых, мы ищем, естественно. Просто это нужно проглядывать теперь и вручную. Если мы это обнаружим сами, вернее ЦАФАП обнаружит это всё, то аннулирует. Мы сделали такую оценку. 0,001% … Начну сначала. На восемь месяцев этого года выписано порядка 10 миллионов постановлений. Если разделить это на количество месяцев, а потом на количество дней в месяце, то получится, что в среднем выписывается 40 тысяч штрафов. 0,001% — это 0,4 в день. Но надо учитывать, что этот состав правонарушения не на всех, но для ровного счёта…

А.ГУДОШНИКОВ: Сейчас уже совсем сложно понять. За восемь месяцев сколько людей пострадало?

А.ЕВСИН: Порядка 240. Я просто хотел объяснить эту цифру, откуда она взялась.

А.ГУДОШНИКОВ: Я не могу понять. Мне кажется, на слух уже воспринять нас сейчас никто не сможет.

А.ЕВСИН: Ну, с цифрами всегда тяжело на слух говорить.

А.ГУДОШНИКОВ: Тем более когда речь идёт о тысячных.

А.ЕВСИН: Во-первых, тысячные. Во-вторых, там необходимо нормировать. В общем, мы провели эти вычисления, и наша оценка, что таких случаев ошибок должно быть в районе 240.

А.ГУДОШНИКОВ: 240 — это за восемь месяцев или в месяц?

А.ЕВСИН: Дело в том, что эти правонарушения вообще недавно стали администрироваться на улицах Москвы, примерно два месяца назад. Даже если вы посмотрите на скриншоты (я уже, по-моему, говорил), то там июлем месяцем это всё датировано.

А.ГУДОШНИКОВ: «Через сайт ГИБДД Москвы десять раз отправил жалобу о несогласии с постановлением о привлечении к административной ответственности. Прошло три месяца — ответа нет. Куда жаловаться дальше? И как вообще обжаловать?» — 73-й говорит.

А.ЕВСИН: Обжаловать надо в порядке, установленном законодательством. Я могу только предложить те пути, которые оно предлагает. И комментировать работу ГИБДД, в принципе, не могу.

А.ГУДОШНИКОВ: А если в ГИБДД не отвечают, то куда идти?

А.ЕВСИН: Знаете, есть такой общественный активист Георгий Кокорин, его можно найти в Facebook. Он очень успешный и в большом количестве обжалует все жалобы, не выходя из дома, с помощью телефона либо с помощью интернета.

А.ГУДОШНИКОВ: То есть у него есть какой-то навык?

А.ЕВСИН: Возможно, куда-то не туда посылаются эти жалобы или что-то такое.

А.ГУДОШНИКОВ: Алексей говорит концептуально: «В нашей стране камеры стоят в первую очередь для сбора денег, штрафов. В Европе предупреждающие знаки стоят перед каждой камерой за 500, 300 и 150 метров. У нас же знак просто предупреждает, где камеры может и не быть». Это правда?

А.ЕВСИН: Нет, не ставятся знаки о предупреждении, дополнительная табличка, что ведётся видеофиксация, нет такой практики — ставить их где попало. Хотя, в принципе, это хорошая практика, потому что никаких дополнительных обязанностей, кроме более строгого выполнения правил дорожного движения, она не накладывает. То есть в определённом смысле это муляж, совсем дешёвый и совсем простой.

А.ГУДОШНИКОВ: А эти таблички, которые бы чаще предупреждали, что дальше камера?

А.ЕВСИН: У нас перед каждой камерой стоят таблички.

А.ГУДОШНИКОВ: Но она одна. Я её видел: такой фотоаппарат нарисован. А если бы «фотоаппарат» — 500 метров, «фотоаппарат» — 300 метров, то это бы заставило людей снижать скорость и, может быть, постоянно соблюдать скоростной режим?

А.ЕВСИН: Да. Но ещё и на асфальте обычно дублируется. Я как водитель, лично по своей практике — для меня, к примеру, абсолютно достаточно такого количества предупреждений. То есть мне достаточно таблички и разметки соответствующей.

А.ГУДОШНИКОВ: «Как подать заявку на установку камеры?» — спрашивает слушатель Андрей.

А.ЕВСИН: Вопрос несколько странный.

А.ГУДОШНИКОВ: Ну, он нашёл место, где нужно.

А.ЕВСИН: А, в смысле — как подать заявку о проблеме? Я понял вопрос. Например, по мнению гражданина, на выделенной полосе всё забито, и он считает, что там правильно будет поставить камеру?

А.ГУДОШНИКОВ: Да. Как?

А.ЕВСИН: Для этого надо написать просто в Департамент транспорта либо в ЦОДД (в принципе, в любое учреждение Департамента транспорта), либо позвонить по телефону 3210 — это единый телефон транспортного комплекса. Это замечание обязательно будет учтено в единой автоматизированной системе обработки обращений и доведено до проектировщиков всех этих процессов.

А.ГУДОШНИКОВ: Алексей Евсин у меня был в гостях, начальник Ситуационного центра, замруководителя Центра организации дорожного движения Правительства Москвы. Я вижу, сколько ещё есть сообщений, и понимаю, что надо ещё приходить Алексею. Приходите ещё.

А.ЕВСИН: Александр.

А.ГУДОШНИКОВ: Александр. Простите! Я сам Алексей. У меня сегодня день рождения.

А.ЕВСИН: Поздравляю с днём рождения.

А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо. Приходите ещё, потому что вопросов действительно тысячи, как я понимаю. Спасибо большое.

А.ЕВСИН: До свидания.

А.ГУДОШНИКОВ: Новости!
НОВОСТИ
А.ГУДОШНИКОВ: Это «Программа Алексея Гудошникова». Это я. Всем ещё раз здравствуйте! И у меня для вас сюрприз, дорогие друзья. Почему? Потому что за эфиром я уговорил начальника Ситуационного центра, замруководителя Центра организации дорожного движения Правительства Москвы Александра Евсина остаться ещё на полчаса!

А.ЕВСИН: Да. И снова здравствуйте, как говорится.

А.ГУДОШНИКОВ: Ещё на полчаса. И вы сможете задавать вопросы. Ну, я задавал, конечно, ваши вопросы, но через SMS-портал, через наш Telegram — govoritmskbot. Если до сих пор вы его себе не установили, то установите, пишите нам. А теперь можно будет и вживую задать вопрос, поспорить, за презумпцию невиновности зарубиться, так сказать. Давайте. 73-73-948 набирайте, пожалуйста, и задавайте свои вопросы, естественно, в корректной форме. Как вас зовут? Алло. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алексей, здравствуйте. Дмитрий. Александр, у меня вопрос такой. Я петербуржец. В Питере движение организовано ужасно. Вы не могли бы своё влияние распространить на Санкт-Петербург? Потому что в Москве всё обстоит гораздо лучше, чем в Питере. Спасибо.

А.ГУДОШНИКОВ: Практически начали предвыборную кампанию, в которой вы не участвуете.

А.ЕВСИН: Я просто потрясён таким лестным началом, потому что ожидал совершенно другого вступления.

А.ГУДОШНИКОВ: Да вот и я тоже хотел чего-то жаркого.

А.ЕВСИН: Что я скажу? Мы очень часто встречаемся с нашими коллегами из Санкт-Петербурга. У них организацией движения занимается Комитет по транспорту. Мы делимся опытом и готовы помочь, естественно, буквально во всех аспектах деятельности. Сам я, кстати, некоторое время жил в Санкт-Петербурге, поэтому для меня этот город тоже не чужой.

А.ГУДОШНИКОВ: 73-73-948. Я знаю ещё парочку людей, которые жили в Санкт-Петербурге. Как вас зовут? Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Алексей, Москва. Алексей, с днём рождения тебя в первую очередь!

А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александру вопрос. Александр, мой вопрос был про знаки — 500, 300 и 150 метров. Вы ответили, что вам достаточно. Но, например, даже на Ленинградском шоссе есть знак «фиксация», в течение 5 или 6 километров нет камер — и откуда-то она потом появляется без дополнительных знаков. И ещё один вопросик после ответа можно будет задать?

А.ГУДОШНИКОВ: Это хитро! Давайте один, по одному, потому что все остальные обидятся.

А.ЕВСИН: Ну, пусть задаст.

А.ГУДОШНИКОВ: Нет, один. По одному давайте.

А.ЕВСИН: Я, во-первых, понял, что, значит, у некоторых граждан есть такая потребность. А откуда возникает проблема, к примеру, с тем, что висит табличка, а камеры нет? Потому что камеры иногда перевешивают. При этом, к сожалению, не всегда рабочие снимают эту табличку, забывают. То есть это, скажем, некоторые проблемы в нашей работе, но мы с этим боремся.

А.ГУДОШНИКОВ: Опять! Разруха в головах опять?

А.ЕВСИН: Потому что когда приезжают снимать камеру… То есть там едут ребята заниматься, в общем, серьёзным делом и забывают про табличку, которая ранее стояла. Между тем, я не вижу проблемы для движения, потому что у нас в городе используются и муляжи — именно для того, чтобы, не затрачивая практически никаких денег на приобретение этих камер… в сущности, люди ведут себя практически точно так же. И мы их изредка меняем местами. И в этом смысле наличие таблички, а за ней отсутствие камеры, в принципе, выполняет функцию муляжа.

А.ГУДОШНИКОВ: Напоминаю, что у меня в гостях начальник Ситуационного центра, замруководителя Центра организации дорожного движения Правительства Москвы Александр Евсин. Вы задаёте свои вопросы по номеру 73-73-948. Как вас зовут? Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Михаил меня зовут. Александр, вот такой вопрос. У меня была машина, я её продал. И фотография совершенно другой марки машины, но с моими бывшими номерами… И пришёл штраф мне. Ну удивительно просто! На разные марки машин даже.

А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо. Кстати, мне такую историю рассказывали, она не единичная.

А.ЕВСИН: Да, такие истории есть, причём причина бывает в двух аспектах. Первый — это мошеннические действия, то есть когда кто-то использует просто поддельный номер. Такое бывает крайне редко, и это крайне тщательно расследуется. В общем, не советую никому с этим баловаться, потому что это вычисляется достаточно быстро.

А.ГУДОШНИКОВ: А что будет, если человека поймают на подделке номеров?

А.ЕВСИН: Это лишение прав как минимум.

А.ГУДОШНИКОВ: А если их и не было, то и не страшно.

А.ЕВСИН: Ну, без номеров нельзя ездить по городу.

А.ГУДОШНИКОВ: Я понимаю. Смотрите, есть человек, у него нет водительского удостоверения вообще. Его водительское удостоверение — это 5 тысяч в кармане. И он подделал номера. Ему что грозит, если его поймают?

А.ЕВСИН: Сотрудники полиции и ГИБДД, по крайней мере московского, не выпустят его из этого города никаким образом. То есть тот, кто подделывает номера и сознательно их искажает… Это одно из самых строгих нарушений, по которому принципиальная позиция — наказывать по максимуму. То есть всё, что связано с этим правонарушением…

А.ГУДОШНИКОВ: Но уголовного наказания нет?

А.ЕВСИН: Вы знаете, если подаст иск, к примеру, человек, на адрес которого приходило, можно, в общем-то, по мошенничеству, я думаю, всё это раскручивать.

А.ГУДОШНИКОВ: Каршеринговые авто фиксируют камеры или нет? И если да, то…

А.ЕВСИН: Мы не ответили на вторую часть вопроса.

А.ГУДОШНИКОВ: Как же? Была она, да? Пожалуйста.

А.ЕВСИН: Да. Вторая часть вопроса: когда продаётся машина, не выполнены какие-то формальные вещи, и автомобиль до сих пор числится в ГИБДД за старым владельцем.

А.ГУДОШНИКОВ: Понятно. Нужно желательно…

А.ЕВСИН: Обязательно ехать в ГИБДД и проверить, на ком она числится. Потому что все штрафы, которые выписывают камеры, проверяются именно по базе данных учёта автомобилей, там никак уже ЦОДД вообще не влияет. Обязательно необходимо проверить, что всё внесено корректно, и опротестовать эти штрафы. Очевидно, что они будут аннулированы и переадресованы новому владельцу.

А.ГУДОШНИКОВ: Нод пишет, что за подделку номеров уголовная ответственность всё-таки предусмотрена. А если не подделка? Знаете, некоторые стирают цифры.

А.ЕВСИН: Да. Редко кто как бы сознательно себе накручивает, чтобы именно подделать, уже как подделка фактически государственных документов. Это можно какими-то другими способами сделать, чтобы затруднить…

А.ГУДОШНИКОВ: Что-то заляпать, что-то докрасить. 73-73-948 — телефон прямого эфира. Пожалуйста. Как вас зовут? Алло. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Привет. С днём рождения!

А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вопрос к Александру. Александр, был случай, когда я поставил машину… Вот ездят по Москве машинки фиксации нарушений. Речь идёт о парковке. Это же в вашем ведении, правильно?

А.ЕВСИН: Да, совершенно верно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Смотрите, какой был случай у меня конкретно. Есть норматив — 15 минут на стоянку. Меня машинка сфотографировала два раза, но при этом парковка была оплачена на тот период, когда меня она два раза сфотографировала, то есть я попал в дырочку как бы. При этом не было зафиксировано этой машиной интервала 15 минут, то есть она зафиксировала интервал 6 минут, что у меня машина стояла. И при этом штраф пришёл, и пришлось обращаться в «транспорт». Штраф в итоге, правда, аннулировали, но пришлось туда три раза ездить, чтобы подать заявление, чтобы потом добавить туда скриншоты из приложения, что действительно всё было оплачено, и так далее.

А.ЕВСИН: А подскажите, пожалуйста, когда это было?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это произошло, наверное, чуть больше месяца назад. То есть суть в чём? Во временном интервале… У меня было на час оплачено.

А.ЕВСИН: Спасибо, я вопрос прекрасно понял. Во-первых, я хочу сказать о роли ЦОДД в администрировании парковочного пространства. ЦОДД принадлежат автомобили и сами устройства для фиксации правонарушений, связанных с неправильной парковкой и неоплатой парковки платной. При этом все учёты биллинга и прочего — это всё…

А.ГУДОШНИКОВ: Надо пояснять сейчас.

А.ЕВСИН: Ну, система начисления оплаты, то есть когда оплата прошла и прочее, вынесение штрафа — это уже не ЦОДД.

А.ГУДОШНИКОВ: А кто?

А.ЕВСИН: АМПП и МАДИ.

А.ГУДОШНИКОВ: Как это всё сложно…

А.ЕВСИН: Ну, это сделано как раз в целях понижения коррупционной составляющей, и это действительно работает, хотя действительно иногда и затрудняет. Я со своей стороны могу только пообещать передать этот случай, чтобы посмотрели, почему же так получилось, что человека оштрафовали тогда, когда не нужно было.

А.ГУДОШНИКОВ: Куда вам можно написать?

А.ЕВСИН: Именно мне?

А.ГУДОШНИКОВ: Да. Ну, вы же обещаете передать, поэтому я и спрашиваю: куда вам написать?

А.ЕВСИН: Во-первых, можно написать на ЦОДД. Во-вторых… Ну, я не знаю просто, диктовать ли свой…

А.ГУДОШНИКОВ: Это сами решайте.

А.ЕВСИН: Его всё равно никто не запомнит. Мне кажется, проще написать просто на ЦОДД. Есть сайт gucodd.ru — соответственно, подать там какую-то просьбу.

А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. 93-й говорит: «Смешно рассуждать об эффективности работы ЦОДД. Попробуйте утром в час пик проехать на маршрутке или такси по Волоколамскому шоссе в районе примыкания улицы Свободы. Выделенка есть, но от неё толку-то нет», — пишет Михаил.

А.ЕВСИН: Действительно не везде выделенная полоса работает настолько хорошо, насколько необходимо, но мы системно работаем над повышением качества работы пассажирского транспорта. И признаём, что в некоторых местах до сих пор не так хорошо, как могло бы быть. Тут просто необходимо помнить, что любые улучшения для пассажирского транспорта вызывают проблемы, к примеру, для личных автомобилей, и наоборот. Для нас, естественно, приоритетом является пассажирский транспорт, но ситуация всегда достаточно сбалансированная.

А.ГУДОШНИКОВ: Ну, на ваш взгляд. Алексей Фрей говорит: «Так что будут делать, — что вы будете делать, что вы намерены делать, — чтобы избегать ошибок?» Потому что получается констатация: да, сотрудников не хватает, нормально ошибаться. А что делать-то будете?

А.ЕВСИН: Нет, во-первых, ошибаться не нормально. Просто наличие ошибок в большой деятельности — это закономерный процесс. Я не знаю, может быть, среди наших слушателей есть люди, которые в программировании работают. Там вообще понятие «ошибка» носит несколько иной смысл, чем в повседневной речи. То есть совершенно нормально получать ошибки и правильным образом их обрабатывать.

А.ГУДОШНИКОВ: Так что вы сейчас будете делать?

А.ЕВСИН: Первое. В настоящий момент, естественно, корректируется алгоритм, и он не будет такие проявления, как тень на другой полосе либо блики, воспринимать за нарушения. Я думаю, даже разработчики это уже сделали, потому что для них это, в общем-то, тоже большой позор, я считаю, который не смогли выяснить по нескольким причинам, потому что для этого, как я уже говорил, необходимо достаточно редкое сочетание условий. И в тех тестовых местах, где они стояли, они не возникли, и они это пропустили. Плюс не только наличие… То есть там даже нет такого, что машину одну зафиксирует, а потом следующую зафиксирует. В общем, это сложный вопрос, который необходимо обсуждать…

А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Значит, алгоритм будет изменяться. Дальше?

А.ЕВСИН: Второе. Для инспекторов ЦАФАП, естественно, сделают в будущем такую вещь, чтобы… К примеру, ДТП произошло, и люди объезжают через обочину. Как это видно по камере? У камеры есть какие-то средние показатели. Ну, к примеру — пять машин в час. И вдруг начинают пять машин в минуту проезжать — соответственно, что-то там случилось. В этот момент сразу же будет прекращаться выставление постановлений и изучаться обстановка, то есть в связи с чем это произошло. Если объезжают, то, соответственно, это будет уходить не в постановления об административных правонарушениях, а просто проходить мимо.

А.ГУДОШНИКОВ: 23-й говорит: «Был недавно в ЦАФАП, обжаловал штраф. Они работают два дня в неделю». Это правда?

А.ЕВСИН: Понимаете, я имею дело с ЦАФАП со стороны их работы функциональной. Видимо, наш слушатель говорит о приёмных днях. Я сам в ЦАФАП не ходил никогда ничего обжаловать, поэтому даже, честно говоря, не знаю. Работают они постоянно.

А.ГУДОШНИКОВ: У вас хороший характер, вы всё прощаете? Или не было такого случая?

А.ЕВСИН: Нет, бывает, я тоже попадаю под «око» камер фото- и видеонаблюдения, и меня тоже иногда штрафуют, конечно, но я всегда согласен с этим.

А.ГУДОШНИКОВ: И ни разу не было несправедливо чего-то? Или бывал случай какой-то?

А.ЕВСИН: Нет, не бывало. Я думаю, неприятно получить штраф. И мне неприятно, и всем людям неприятно.

А.ГУДОШНИКОВ: Вдвойне неприятно, если не за что получать.

А.ЕВСИН: Да. Тут вопрос в том, согласен ли человек, что он сделал неправильно. Я понимаю, что у меня, к примеру, 85 километров в час, где-то превысил…

А.ГУДОШНИКОВ: Я к тому, что вы не попадали на какую-то несправедливость?

А.ЕВСИН: Нет. Лично у меня все штрафы обоснованные.

А.ГУДОШНИКОВ: Было бы интересно эту историю услышать, если бы она была. 73-73-948 — телефон прямого эфира. Как вас зовут? Алло. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый вечер. Владимир, Москва. У меня такой вопрос. Я выехал на обочину и по обочине двигался. Я понимаю, что я нарушил правила дорожного движения. Но дело в том, что меня зафиксировали две камеры — одна и вторая, то есть получается, что за одно правонарушение. Я готов понести наказание. И я знаю, что я понесу наказание. Но получается, что я должен нести наказание два раза — и за одну камеру, и за вторую камеру.

А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо.

А.ЕВСИН: Я понял. Видимо, речь идёт об очень продолжительном движении по обочине, потому что у нас камеры совсем уж близко не стоят. То есть человек очень долго ехал по обочине.

А.ГУДОШНИКОВ: Видимо, из Владимира. Вот там обычно люди едут очень долго по обочине, потому что по-другому вообще никак нельзя. Может быть, сейчас лучше.

А.ЕВСИН: Тут есть достаточно серьёзный юридический спор: где заканчивается одно правонарушение и начинается другое? Потому что, в принципе, можно встать и проехать по обочине между десятью камерами — и формально получается десять правонарушений. Если же ты выехал с обочины, а потом снова заехал — вот это уже два правонарушения. Необходимо…

А.ГУДОШНИКОВ: Слушатели пишут: «Всё правильно, так и надо! Больше штрафов за обочину».

А.ЕВСИН: Во-первых, я думаю, что симпатии слушателей…

А.ГУДОШНИКОВ: «Тех, кто по обочине ездит, надо пять раз штрафовать», — пишет Антон.

А.ЕВСИН: В общем, это вопрос юридический, и необходимо разбираться с конкретными вещами. Потому что если он пересекал перекрёсток, к примеру, то у него уже два состава правонарушений.

А.ГУДОШНИКОВ: Тут интересную фотографию присылает Дэн. Я не знаю, видно оттуда, нет?

А.ЕВСИН: Да, видно.

А.ГУДОШНИКОВ: Я изо всех сил пытаюсь повернуть монитор. Дэн присылает. Вот здесь притёрлась газель и притёрся грузовик. Я так понимаю, это съезд, скорее всего, с Трёшки, судя по полосности. И водители объезжают грузовик и газель, и поэтому они пересекают, соответственно, сплошную линию. И им за это приходят штрафы.

А.ЕВСИН: Это как раз один из тех случаев, когда штраф не должен однозначно приходить, потому что машины просто заблокировали дорогу, и никаким образом…

А.ГУДОШНИКОВ: Но он же приходит.

А.ЕВСИН: Опять же вопрос к инспекторам ЦАФАП, почему они такие случаи пропускают. Но я объяснил почему. Для того чтобы это предотвратить, необходим, я говорю, такой сигнализатор, чтобы в единицу времени…

А.ГУДОШНИКОВ: Но пока этого сигнализатора нет?

А.ЕВСИН: Я думаю, может быть, уже сейчас прямо и есть, потому что в связи с проверками, во-первых, разработчики очень сильно взбодрились, как говорится, и делают такие вещи, потому что вопрос очень серьёзный на самом деле. И потом я хочу сказать, что, безусловно, такие штрафы будут отменены. Безусловно.

А.ГУДОШНИКОВ: Вот наши слушатели говорят, что просто неудобно, потому что нет какого-то общего интерфейса, где можно оплачивать все штрафы. Вот почему его не создают? «Обжаловать», «Оплатить»…

А.ЕВСИН: Во-первых, всё-таки его создают.

А.ГУДОШНИКОВ: Он есть?

А.ЕВСИН: К примеру, оплата. Я, к примеру, являюсь пользователем «Госуслуг» и, честно говоря, оплачиваю, как говорится, буквально в три клика.

А.ГУДОШНИКОВ: Я понимаю. Но удобнее было бы, если бы… Может быть, есть приложение уже «Госуслуг» для Android и iPhone?

А.ЕВСИН: У нас неуклонно вообще в государстве — не в нашей организации, а в государстве — идёт процесс развития всех электронных услуг. И, безусловно, вопрос обжалования штрафов, я уверен, попадёт туда. Я думаю, в будущем это будет происходить примерно так, что в «Госуслугах» вам приходит штраф, и две кнопки — «Обжаловать» и «Оплатить». Если обжаловать — соответственно, нажимаете кнопку, пишете свою аргументацию. А в таких случаях, как этот, даже можно и не писать аргументацию, то есть всё и так понятно инспектору. И вторая — «Оплатить». То есть — «Да»/«Нет». Я уверен, мы к этому придём в скором будущем.

А.ГУДОШНИКОВ: Это уверенность, основанная на понимании технических процессов, которые происходят во всём мире? Или это уверенность, основанная на некой информации, и вы уже знаете, что такая работа ведётся у нас?

А.ЕВСИН: Я просто не могу предположить, что она не ведётся, потому что у нас очень активно идёт автоматизация вообще буквально всех функций.

А.ГУДОШНИКОВ: Это предположение?

А.ЕВСИН: К примеру, я загранпаспорт уже много лет назад получал через «Госуслуги».

А.ГУДОШНИКОВ: Александр, я тоже, кстати, получал через «Госуслуги», но вопрос не в этом. Это предположение сейчас или это вы нам сейчас какую-то инсайдерскую информацию говорите?

А.ЕВСИН: Это обоснованное предположение.

А.ГУДОШНИКОВ: Всё, я понял. Чтобы я знал. А то вдруг вы нам говорите: «Уже разрабатывается, ребята, я точно знаю».

А.ЕВСИН: Нет, данных о ведении конкретной работы я не имею.

А.ГУДОШНИКОВ: Понял.

А.ЕВСИН: Но я предполагаю, что такая работа обязательно должна вестись, потому что это абсолютно естественное продолжение той эволюции, которую мы сейчас переживаем.

А.ГУДОШНИКОВ: Дмитрий говорит: «Так сначала сделайте две кнопки, а потом уже штрафы выписывайте».

А.ЕВСИН: Хорошо бы сразу же всё сделать, а потом всем радоваться. К сожалению, приходится начинать дело и решать те проблемы, которые возникают, потому что настолько глобальные процессы, связанные, к примеру, с объединением баз данных. Раньше, к примеру, в каждом субъекте федерация была своя, а теперь это всё объединили централизованно. И всё это связано, во-первых, с юридическими процессами, связано с большой инерцией процессов. То есть это не настолько просто. Иногда концептуально кажется просто. То есть сама концепция простая, но для её реализации необходимо сделать очень и очень много.

А.ГУДОШНИКОВ: Но пока это многое делается, люди получают несправедливые штрафы. Пусть этих людей немного, это всего лишь 0,001%, но они есть.

А.ЕВСИН: Есть. Безусловно, я сожалею и приношу извинения от лица всех служб, что люди получают такие ошибочные штрафы, но всё-таки хочу подчеркнуть, что это очень небольшое количество относительно всех.

А.ГУДОШНИКОВ: «И все мы люди, в конце концов, и имеем право на ошибку»?

А.ЕВСИН: Нет, я так не хочу сказать. Я хочу сказать, что нам часто ставят в пример Запад, к примеру. По этому показателю у нас показатели гораздо и гораздо лучше.

А.ГУДОШНИКОВ: А вот расскажите. Что это за «гораздо лучше»?

А.ЕВСИН: Может быть, вы видели недавно объявление, что было обжаловано в Нью-Йорке и Лондоне более 160 тысяч штрафов только одним автоботом… короче, ботом, который работает в Telegram. Это очень большое количество.

А.ГУДОШНИКОВ: Так, может, они просто обжалуют, а мы не обжалуем?

А.ЕВСИН: Я не знаю случаев, когда бы не обжаловали обоснованную претензию. Но я знаю, к примеру, случаи, когда человек начинает придираться к каким-то глубоко формальным вещам. К примеру, в области платной парковки он стал на парковку для служебных автомобилей посольства. То есть это вообще территория практически…

А.ГУДОШНИКОВ: Другой страны?

А.ЕВСИН: Ну, ещё не другой страны, но это особый режим.

А.ГУДОШНИКОВ: Это рядом, пограничная территория.

А.ЕВСИН: Да. И его, естественно, оштрафовали. И он на основании того, что… Он: «Тут конкретно же знака не стояло?» Я говорю: «А вы знали, что это?» — «Да, конечно. Но формально же нет?» Я не сторонник такого подхода. Возможно, ему даже удастся, конечно, обжаловать этот штраф, потому что и такие штрафы кто-то может обжаловать, если юрист упрётся и начнёт работать. Но мне не нравятся претензии такого рода. Я считаю, что ошибочный штраф — это когда человек заплатил, а его оштрафовали, к примеру; или он не нарушал правил, а его оштрафовали. Вот это, я считаю, действительно ошибка.

А.ГУДОШНИКОВ: Алекс пишет: «Штраф висит на Портале госуслуг. Написан только номер постановления и дата. За что выписан — непонятно. На сайте ГИБДД штрафа не видно. Квитанцию не получал. Как понять, что это за штраф?»

А.ЕВСИН: Те штрафы, которые я вижу на «Госуслугах», имеют всю информацию.

А.ГУДОШНИКОВ: А вот у Алекса такая ситуация.

А.ЕВСИН: Необходимо, наверное, обратиться в ГИБДД всё-таки. Возможно, это связано с каким-то правонарушением, которое было выписано не автоматической камерой фото- и видеофиксации, а, к примеру, инспектор остановил, выписал в каком-нибудь другом субъекте федерации, и данные не полностью пришли.

А.ГУДОШНИКОВ: И Алекс забыл об этом?

А.ЕВСИН: А, в смысле — он не знает даже?

А.ГУДОШНИКОВ: Нет.

А.ЕВСИН: Тут надо разбираться. Это такой частный вопрос, что надо поднимать этот вопрос и изучать.

А.ГУДОШНИКОВ: 73-73-948. Давайте ещё вопросы ваши. Как вас зовут? Алло… Нет, у вас не получилось. 73-73-948. Алло… А, я понял — я кнопочку не ту нажал. Извините, пожалуйста. Как вас зовут? Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Владимир. Добрый день. Вопрос такой. Супруга была в Вологде, и ей пришёл штраф за неправильную стоянку на Соколе.

А.ГУДОШНИКОВ: Всё, понял. Спасибо большое. Супруга была в Вологде, а штраф за неправильную стоянку на Соколе.

А.ЕВСИН: Это совершенно удивительное сочетание.

А.ГУДОШНИКОВ: Ну, как-то так, как-то так.

А.ЕВСИН: С такими случаями необходимо… Как вот врачи не могут ставить диагнозы по телефону, так и я тоже не могу сейчас сказать, что произошло.

А.ГУДОШНИКОВ: Пути Господни неисповедимы.

А.ЕВСИН: Необходимо обращаться. Я рекомендую слушателю, у которого получилась такая ситуация, обязательно, естественно, обжаловать этот штраф. Он может прямо в ЦОДД написать, и мы ему поможем, если он не знает, к примеру, как эту процедуру делать.

А.ГУДОШНИКОВ: Киношник говорит: «У меня висит штраф тоже, причём на сумму 498 рублей 50 копеек, и висит без описания». Очень странная сумма.

А.ЕВСИН: Это действительно странная сумма.

А.ГУДОШНИКОВ: «Сокол — город в Вологодской области», — пишет Дмитрий. Вот в чём проблема.

Ну, вопросов меньше не стало, а их стало ещё больше (я имею в виду наших слушателей). Тем не менее, большое спасибо, Александр, что пришли сегодня. Я напомню, что у меня в гостях был Александр Евсин, начальник Ситуационного центра и замруководителя Центра организации дорожного движения Правительства Москвы. Приходите ещё обязательно, потому что есть что узнать у вас, есть что спросить у наших слушателей, и они с удовольствием это сделают.

А.ЕВСИН: Хорошо, Алексей. Большое спасибо, во-первых, что вы нас пригласили. И заверяю, что мы всегда готовы ответить на те вопросы, которые возникают у общества.

А.ГУДОШНИКОВ: Всё. Спасибо. Сейчас новости.

А.ЕВСИН: До свидания.

ГоворитМосква

Социальные комментарии Cackle

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ